Леонид ОСЫКА
Leonid OSSYKA
Leonid OSYKA
1967, 82мин 
Черно-Белый, игровой
Каменный крест
▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪

Kamennyy krest

 

 Stone Cross

 La Croix de pierre

 
Режиссёр(ы) : Леонид ОСЫКА (Leonid OSYKA)
Сценарист(ы) : Иван ДРАЧ (Ivan DRACH)
по новеллам Василия Стефанчика.
 
В ролях
Борислав БРОНДУКОВ (Borislav BRONDUKOV) ...вор
Даниил ИЛЬЧЕНКО (Daniil ILCHENKO) ...Иван Дидух
Алексей АТАМАНЮК (Aleksey ATAMANYUK)
Антонина ЛЕФТИЙ (Antonina LEFTY)
Екатерина МАТЕЙКО (Yekaterina MATEYKO)
Иван МИКОЛАЙЧУК (Ivan MIKOLAJCHUK)
Борис САВЧЕНКО (Boris SAVCHENKO)
Василий СИМЧИЧ (Vasili SIMCHICH)
Константин СТЕПАНКОВ (Konstantin STEPANKOV)
 
Оператор(ы) : Валерий КВАС (Valery KVAS)
Художник(и) : Николай РЕЗНИК (Nikolay REZNIK)
Музыка : Владимир ГУБА (Vladimir GUBA)
Производство : Киностудия им. А.П. Довженко
 

Аннотация
Галицийский крестьянин Иван Дидух, потеряв надежду на счастье в родных краях, решил уехать в Канаду. Накануне отъезда в его дом забирается вор. Дидух зовет на помощь соседей, но в последний момент прощает грабителя. Однако возбужденные соседи убивают вора. Поутру в память о себе Дидух устанавливает на бугре давно припасенный каменный крест, прощается с родными и покидает родину.
 

Комментарии и библиография
 
По новеллам Василия Стефаника "Злодей" и "Каменный крест".
У каждого вгиковского поколения свои любимцы, авторитеты, свои фильмы-легенды. В середине 60-х годов по коридорам института ходил спокойный, скромный молодой человек. Но все знали, что Леня Осыка — талантлив, что в нем живут поэтические страсти, что он последователь Довженко, что он смел и тверд. Его курсовая работа, фильм «Входящая в море», был публично обвинен в экзистенциализме», «упадничестве», «заимствовании у «новой волны». А он, не взирая на мнение руководства, от фильма не оступился и переделывать отказывался.
Осыка закончил ВГИК, вернулся в родной Киев. Его первый большой фильм был снят в жанре кинопоэмы, посвящался поэтам военного поколения, назывался «Кто вернется — долюбит». А уже два года спустя, он снял «Каменный крест» - фильм подлинного мастера. Но шедевром его назавут уже много лет спустя. А тогда в 1968 его критиковали за абстрактный гуманизм и в Москве выпустил только на клубный экран. Осыка снова нарушил правила административной эстетики. Поэт опять позволил себе чрезмерную степень свободы.
Осыка вместе с поэтом и кинодраматургом Иваном Драчом, работая над сценарием объединили воедино две новеллы Стефаника — «Суд» и «Каменный крест». Движением авторской мысли и одним героем. Это был старый крестьянин, бедняк, жизнь положивший на возделывание тощего клочка земли, который теперь должен был оставить. В его нищую хату забрался вор. Пойманный, он должен быть судим на людях и убит ограбленным хозяином. Таков векам освещенный закон крестьянской общины, восходящий к языческому мироощущению. Но Иван Дидух неожиданно отступает от него, и, может быть, первое в его жизни христианское движение души — сострадание к вору, такому же бедняку, как он сам, отказ от расправы над ним. Вора убьют односельчане. И между ними ляжет межа отчуждения.
Силы, пытающиеся удержать Ивана во власти патриархального, общинного сознания, концентрируют массовые сцены, панорамы по многим лицам и фигурам, преобладающие средние планы. Более половины фильма занимает многофигурная, эпическая сцена прощания Дидуха с землей, селом, земляками, домом перед отъездом в Канаду, где он будет искать лучшей доли. Этот отъезд для него равнозначен смерти, а проводы походят на похороны. Иван на участке своей земли, точно на могиле, устанавливает давно припасенный каменный крест; как перед кончиной прощается с женой, хотя она уезжает вместе с ним. А односельчане торжественно, с хоругвями провожают их до околицы, а потом в церкви по полному чину отпевают всю семью. Нет, это не вымышленные поэтические фигуры фильма, а тщательно восстановленные перед камерой подлинные крестьянские ритуалы.
Неспешно и подробно разворачивается это действо. Драматизм дышит где-то на глубине пластического решения, актерского исполнения. Скупая графика черно-белого изображения, тесные, сжатые пространства большинства кадров, скупо освещенные портреты, неласковые пейзажи. Работа оператора В. Кваса отмечена высокой культурой и точным ощущением режиссерского стиля. Актеры — А. Лефтий, К. Миколайчук, К. Степанков, В. Симчич — буквально растворяется в живом множестве жителей сел Подкутья, где шли съемки. Они не стали статистами, просто приняли иную меру выразительности, близкую жизни.
Только два исполнителя существуют в особом, изолированном пространстве. Даниил Ильченко — Иван Дедух и Бронислав Брондуков — вор. Ильченко — актер с более чем полувековым стажем, на счету которого крупные роли, вроде Пантелея Мелихова в герасимовском «Тихом Доне». Брондуков — дебютант, исполнитель на остро-характерные комедийные роли. Здесь у них трагедийный дуэт, равноправный, со спрятанной, тлеющей энергией. И вписан он в конфликт Библейского масштаба.
Кусок земли, хата, полузасохшее дерево — модель мира. Когда Дидух, надрываясь, тащит сюда, на гору каменный крест, он восходит на свою Голгофу. Толпа крестьян, пришедших сюда проститься с ним — это народ на Голгофе. Мощные поэтические обощения, метафоры вольно вырастают из сцен, одетые их зримой плотью. Поэзия Осыки не вербальна и в этом она истинная кинопоэзия.
По поэтическим, лиро-эпическим законам авторы сливают свои мысли с думами своего героя. Они о национальной судьбе, о народной жизни, о современном и вечном, о прошлом и будущем. Только сейчас постигаешь кассандрово начало фильма — поэтическое предчувствие, за четверть века, грядущих потрясений. Не столько в их социальном, сколько в психологическом, внутреннем катастрофизме, отказе от массовой морали, болезненном прорастании личности в человеке.
Source : kino-teatr.ru

Отобран во фестивалях :
- Международный кинофестиваль в Ереване "Золотой Абрикос", Ереван (Армения), 2014
- Cycle de cinéma ukrainien au MuCEM, Марсель (Франция), 2014
- Week-end Hommage au cinéma ukrainien, Марсель (Франция), 2011

Кадры, фотографии и видео