Сергей ГЕРАСИМОВ
Sergueï GUERASSIMOV
Sergey GERASIMOV
СССР, 1974, 101мин 
Цветной, игровой
Дочки-матери
▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪

Dochki-materi

 

 Dochki-materi

 Mères et filles

 
Режиссёр(ы) : Сергей ГЕРАСИМОВ (Sergey GERASIMOV)
Сценарист(ы) : Александр ВОЛОДИН (Aleksandr VOLODIN)
 
В ролях
Иннокентий СМОКТУНОВСКИЙ (Innokenti SMOKTUNOVSKY) ...Вадим Антонович Васильев
Тамара МАКАРОВА (Tamara MAKAROVA) ...Елена Алексеевна Васильева
Сергей ГЕРАСИМОВ (Sergey GERASIMOV) ...Петр Никанорович Воробьев
Любовь ПОЛЕХИНА (Liubov POLEKHINA) ...Оля Васильева
Лариса УДОВИЧЕНКО (Larisa UDOVICHENKO) ...Галя Васильева
Светлана СМЕХНОВА (Svetlana SMEKHNOVA) ...Аня Васильева
Зураб КИПШИДЗЕ (Zurab KIPSHIDZE) ...Резо
 
Оператор(ы) : Владимир РАПОПОРТ (Vladimir RAPOPORT)
Художник(и) : Пётр ПАШКЕВИЧ (Pyotr PASHKEVICH)
Музыка : Станислав ЧЕКИН (Stanislav CHEKIN)
Звук : Николай ОЗОРНОВ (Nikolay OZORNOV)
Производство : Киностудия uм. М.Горького
 

Аннотация
Широкоформатный фильм. Однажды в московской квартире, где живет обеспеченная интеллигентная семья, появляется детдомовская девушка и утверждает, что она - дочь хозяйки дома...
Всего-то неделю пробыла Оля в Москве, тщетно пытаясь найти свою давно сгинувшую, беспутную мать. Но как полно проявились все восемнадцать лет Олиного «коллективного одиночества» за эту неделю! И как искусно вместилась эта неделя в полтора часа экранного времени! Интернатская Оля с «Уралмаша» попадает в столичную интеллигентную частную квартиру. Для Оли здесь столько маняще интимного, неведомо семейного, непонятно домашнего... И обитают в этой квартире странные люди, для которых слово «коллектив» если и привычно, то именно потому, что хозяйка дома Елена Алексеевна руководит самодеятельным хореографическим коллективом, а ее дочери Аня и Галя, так же, как Анин приятель Резо, в этом коллективе танцуют.
Славная Оля, эта простая душа, Оля, твердо усвоившая какой-то свой минимум житейских прописей, вроде того, что и с плохим мужем можно прожить, лишь бы не пил и не скандалил, такая Оля, конечно, не может найти общего языка ни с девочками, ни с их отцом, ни с Резо. Мир ее представлений неизмеримо социальное, но и неизмеримо наивнее. В нем нет места ни для иносказаний, ни для подтекста.
Испытание по-настоящему выдерживает только хозяйка дома. Ведь ее сердечное участие в Олиной судьбе не что иное, как проявление гражданской отзывчивости. А рядом — и в этом один из трудных парадоксов нашего времени — сонная социальная безмятежность ее дочерей. Так самое название «Дочки-матери» вдруг становится здесь перифразом давней формулы — «отцы и дети».
Source : kino-teatr.ru