Kinoglaz

 

Diary of events

- Stop Press

On current release

Festivals

 

Films

DVDs

- Watch on line

Names

Articles

Production

History

Seminars


Bibliography


Ongoing events

 

Awards

Box office

 

Statistics

 

Partnerships

 

Site map

Links

Contacts


Search with Google    


A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z  Others 
Titles and names in bold print contain more complete information
Dziga VERTOV
Дзига ВЕРТОВ
Dziga VERTOV
 
USSR, 1924, 13 mn 
Black and white, silent, animation

Soviet Toys

▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪

Советские игрушки

 

 Jouets soviétiques

 Sovietskiye igrushki


 
Directed by : Dziga VERTOV (Дзига ВЕРТОВ)
Writing credits : Dziga VERTOV (Дзига ВЕРТОВ)
Cinematography : Aleksandr DORN (Александр ДОРН)
Animation : Aleksandr BUSHKIN (Александр БУШКИН)
Production : Goskino
 
Format : 35 mm

Plot synopsis
No English plot synopsis available !
 

Le film raconte le triomphe de l'alliance entre ouvriers et paysans symbolisée par deux personnages liés en Siamois qui enfoncent le ventre d'un bourgeois goinfre et avide pour lui extraire de l'argent.

<…>[В фильме «Советские игрушки»] , был показан жрущий и морально разлагающийся буржуй, чье брюхо, набитое несметным количеством денег, вспарывал «кентавр», состоявший из крестьянина и рабочего. Фильм оканчивался примечательным хеппи-эндом: появлялся красноармеец, и все пролетарии образовывали новогоднюю елку, на которой в виде игрушек повисали враги советского общества — буржуи, проститутки, «служители культа» и т.п. Подобный «апофеоз» был выполнен в духе ранних советских киноагиток, и его абстрактный символизм смотрелся в 1924 году все-таки анахронично.
Зрители, впрочем, рассудили иначе. «Советские игрушки» они охотно смотрели — примерно так же, как игровые российские фильмы дореволюционного производства. В этом нет ничего парадоксального: финал вертовской мультипликации был не более нов и реалистичен, чем символические сцены счастья в дореволюционном кино. Более того: эстетика «Советских игрушек» определялась тем же вкусом и отношением к искусству, которыми отличались самодеятельные театральные постановки в «приличных» провинциальных семьях начала ХХ века.
Вертовская интуиция вступила в противоречие с его ограниченностью. Он чувствовал направление, в котором следовало работать, но не мог придумать сколь-нибудь сложный сюжет, поэтому мультиплицировал трюки. Конечно, техника мультипликации в советском кино в тот момент находилась на предельно низком уровне, фактически зарождалась на пустом месте. К тому же Вертов, как мы знаем по его манифестам, отрицал всю игровую кинематографию. Но художественная убогость «Советских игрушек» обуславливалась отнюдь не тем, что Вертов «не желал» снизойти до уровня презираемых им боевиков или мелодрам. Напротив, она объясняется как раз уровнем понимания им игрового кинематографа (и неизжитыми представлениями об искусстве, сложившимися по провинциальным домашним спектаклям). Отсюда в изображении «кинока», появляющегося в рекламном «довеске» к «Советским игрушкам», возникает явственно ощутимый аромат дешевого детектива[9]. По той же причине в сохранившемся фотокадре из «Юморесок» узнаются герои, стилистика французских сериалов 1910-х годов о похождениях Фантомасов, Зигомаров, Вампиров и т.п. <…>
Александр ДЕРЯБИН, Вертов и анимация: роман, которого не было , «Киноведческие записки»
 

Selected in the following festivals :
- Fondation Jérôme Seydoux. L'âge d'or du cinéma muet russe (1908-1934), Paris (France), 2015
- Russian epopee in the Institut de l'image of Aix en Provence, Aix en Provence (France), 2010
- Sarlat Film Festival, Sarlat (France), 2009
- Tokyo International Film Festival : TIFF, Tokyo (Japan), 2000

Photos and videos
 




 


Your remarks